Свидетельства

В Меджугорье я обрела дом

Впервые я приехала в Меджугорье летом 2014-го года, через несколько месяцев после тяжелого ухода из жизни моего отца. В свои 35 лет я все еще была одинока – не имела своей семьи, не реализовала себя в профессии. Все линии, которые я пыталась выстраивать – и личные, и карьерные – казалось, зашли в тупик. Я не понимала, что я делаю не так и как быть дальше.

Хотя и тяжело, но пришлось принять, что жизнь проходит мимо, что мои таланты, которые я ощущала в себе, год за годом остаются невостребованными. Мне не удалось совершить в жизни ничего значимого, ничего, что могло бы оправдать мою жизнь перед Богом. Я почти поставила на себе крест.

Это свидетельство меня так впечатлило, что я тут же начала искать, как добраться до этого места…

В Меджугорье мне посоветовала съездить ведущая психологической группы, которую я тогда посещала. На русскоязычном сайте этого места я прочитала о явлениях и настроилась скептически – мало ли, кто кого видит, меня это точно не коснётся. Решила не ехать — зачем? Перед тем, как окончательно закрыть для себя этот вопрос, прошла по еще одной ссылке и наткнулась на свидетельство врача-гинеколога из Украины. Она писала про свой опыт, про то, как поездка в Меджугорье изменила её взгляды на жизнь и свою профессию. Это свидетельство меня так впечатлило, что я тут же начала искать, как добраться до этого места. В кратчайшие сроки купила билеты и стала ждать поездки.

Мои первые дни в Меджугорье оказались полны всевозможными чудесами – каждый день происходило что-то необъяснимое. Трудно облекать в слова духовный опыт, могу лишь сказать, что я – на тот момент обессиленная и в чем-то мертвая — словно попала в параллельный мир, который вроде и похож на наш, но только с виду. В тот приезд я очень много плакала – каждый день, каждую вечернюю программу – как будто с сердца начали отваливаться коросты, и оно, израненное, впитывало всю ту красоту и мир, которые меня окружали. И слезы текли и текли, не переставая. Тогда я почувствовала, что проживаю самые счастливые 7 дней моей жизни.

Наконец, настала тишина, и тогда я поняла — что-то началось…

Самым большим потрясением первой поездки стало явление 2 августа. Я пошла на него, потому что «все пошли». По дороге к подножью горы почти машинально перебирала четки и повторяла непривычную еще молитву розария, недоумевая, зачем столько раз говорить одно и то же. Оказавшись у подножья Подбрдо в окружении шумной итальянской группы, хором скандировавшей Santa Maria, Madre di Dio, prega per noi peccatori, я потеряла надежду хоть как-то настроиться на молитву и решила просто сесть на землю и терпеть. Наконец, настала тишина, и тогда я поняла — что-то началось. Через некоторое время я закрыла глаза и ощутила Прикосновение, которое изменило для меня всё. Закрывала я глаза человеком-неудачником, а открыла их с глубинным, пронизывающим нутро чувством, что моя жизнь – совершенство, что всё идет по Плану, что меня – да, именно меня — видят сверху и любят. Мир стал иным. За несколько мгновений и он, и моя жизнь преобразились. Когда через несколько мгновений снова зазвучали слова песни и молитв, я почувствовала, что Мария, уходя, приветствовала меня в Меджугорье. Словно Она ждала меня и была рада, что я наконец приехала. Снова и снова я плакала от изливающейся из сердца радости и благодарности.

Через неделю я вернулась в Москву. Восприятие жизни с той поездки у меня очень изменилось. Я доверила её Богу и больше не чувствую себя неудачницей. Это бесценный дар и чудесное для меня преображение. Поездки в Меджугорье (с 2014 года их было уже 7) по-прежнему остаются для меня днями духовного обновления и встречей с Богом – совершенно реальной и ощутимой.

Я задумалась о паломничестве как о добровольной жертве Богу…

Неделю назад я вернулась с семинара для координаторов паломнических и молитвенных групп (последние годы я сопровождаю группы из России, приезжающие на фестиваль Младифест). С приветственной речью к нам обратился архиепископ Хенрик Хозер. Он делился своим опытом паломничеств, в том числе на Святую Землю, и мне подумалось, как многое можно обрести, открываясь тем неудобствам и даже жертвам, которые нам приходится приносить и до, и во время посещения святых мест. Я задумалась о паломничестве именно как о добровольной жертве Богу – ведь мы отдаем и время, и деньги, душевные и физические силы. В современном мире изобилия мысль сознательно выбрать дискомфорт или отказаться от привычных удобств кажется неуместной, непонятной. Мы привыкли к горячей воде, кондиционерам в жару, автомобилям, и как-то не приходит в голову захотеть ограничить себя в удобствах, даже когда мы приезжаем встретиться с Господом. В этот раз мне захотелось подумать о паломничестве именно как о моем даре Богу, который я приношу, выбрав провести это время с Ним. Я приезжаю в Меджугорье (а это долгий и чаще всего нелегкий путь) и говорю: «Господи, я хочу подарить Тебе, посвятить Тебе эти несколько дней моей жизни, потерпеть дискомфорт ради Тебя. Ты видишь, насколько моя жизнь полна суеты. Теперь же я хочу посвятить время Тебе, приблизившись, насколько возможно, к простоте, в которой жил Ты, порадоваться тому, что я могу дышать, ходить, видеть и слышать, говорить с Тобой».

«…я хочу посвятить время Тебе, приблизившись, насколько возможно, к простоте, в которой жил Ты, порадоваться тому, что я могу дышать, ходить, видеть и слышать, говорить с Тобой…»

В русском языке слово «жертва» имеет негативный оттенок – как что-то, что меня заставили отдать, помимо моей воли. Но в этот раз я почувствовала, что если я сама хочу отказаться от чего-то, жертва становится добровольной, желанной, и это слово преображается. Жертва становится даром, милостью.

И сегодня я прошу у Бога, чтобы я и далее могла приезжать в Меджугорье и радостно отдавать Ему и ближним своё сердце, время, душевные и физические силы.

 Светлана, Россия

Download PDF

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *