Свидетельства

Благодарен Деве Марии

Меджугорье для меня в первую очередь – это мир. Я хочу поделиться небольшим свидетельством моей жизни, и вы поймете, насколько важен этот мир. Когда ты все делаешь и понимаешь, что Господь этого хочет и призывает нас к этому.

Я родился в большой семье, в советское время. Мой отец был не только председателем колхоза, но и важным партийным работником. Мама — совсем простая женщина, закончившая только три класса начальной школы. И очень верующая. Она никогда не рассказывала мне о Боге, но я всегда видел, как она молится. Каждый день. Каждый вечер, идя спать, я видел, как она молится на коленях. Никогда я не спрашивал ее об этом, но просто всегда видел, что она делает что-то очень для неё важное.

Мы все были крещеные, хотя и жили в советское время. Я – самый младший из братьев. Однажды, когда я учился в 5-6 классе, я увидел на улице священника. И поскольку я был из музыкальной семьи, то спросил его: «У Вас в храме есть орган?». Он ответил: «Есть». «Тогда разреши мне поиграть». После того, как я поиграл, я спросил его: «А у Вас есть органист?». Он ответил: «Нет». И я спросил: «А я могу быть Вашим органистом?» И он согласился. В тот день я пришел домой и всем рассказал, что я познакомился со священником и он принял меня «на работу». Я буду органистом! Так я начал учиться играть на органе в храме…

Прошло время… Меня призвали в армию, но я очень хорошо знал, что когда я вернусь, то буду продолжать делать то, что я делал до армии – буду органистом. Однако всё в жизни изменилось. Меня послали служить в Афганистан.

Это была хорошая школа жизни для меня. За первые четыре месяца я уже получил первую пулю. После второго ранения меня перевели на «катюшу». Потом было еще одно более сильное ранение, желтуха… Через какое-то время выходит постановление, что армия должна выйти с территории Афганистана. Мой офицер пришел в каптёрку, попросил бумагу и карандаш и сказал, что я должен написать своё последнее письмо маме. Я видел как он 3-4 часа писал письмо. Он больше плакал, чем писал…

Это была первая молитва в моей жизни. И я сказал: «Бог, я не знаю, есть ли Ты или Тебя нету. Но если Ты есть, тогда есть смысл…»

Я всегда был уверен, что каким бы ни стал инвалидом, я все-таки обязательно вернусь домой. Мои родители и не знали, что я служу в Афганистане. Потому что я не мог себе представить, что бы это было для моих родителей — каждый день жить и ждать, что они получат письмо, в котором будет сказано, что ваш сын вернется в «красивом ящике». И у меня очень хорошо получалось лгать. Потому что один мой друг служил в Германии, и мы решили, что все свои письма, которые я пишу домой, я вначале перешлю ему в Германию, он там поменяет конверт, напишет свой адрес… «Привет, мама, папа, мои дорогие братья и сестры, как я вас всех люблю! Я уже считаю не только дни, но уже и часы и минуты, когда вас увижу. Сейчас были в бане, потом идем опять смотреть телевизор. Жизнь у нас очень простая. Супер!» И представьте себе, что мои мама и папа всегда читали вот такие вот письма…

Когда я видел, как мой полковник пишет 4 часа письмо своей маме, я начал верить, что возможно мы действительно уже не вернемся домой. И через этих 4 часа я тоже решил написать письмо домой…

Начинается последний этап выхода с территории Афганистана. Это было очень тяжелое время, потому что из 600 солдат остались в живых только 40. Я выжил и не получил ни единой раны. А почему? В ту ночь, когда я написал свое последнее письмо, у меня было такое чувство, что я подписал смертный приговор, как будто я принял то, что смысла больше нет. Утром я отнес письмо в штаб, положил его в ящик и никак не мог принять то, что это может быть правдой, что я больше не вернусь домой. И первый раз в своей жизни я не пошел в казарму, а пошел просто куда-то на территории, и встал на колени. Это была первая молитва в моей жизни. И я сказал: «Бог, я не знаю, есть ли Ты или Тебя нету. Но если Ты есть, тогда есть смысл, а если Тебя нету, тогда смысла вообще ни в чем нету». А я такой человек, что я очень люблю сделки. И я говорю: «Бог, если Ты есть, у меня есть сделка. Если с этого момента у меня не будет больше ни одной раны, ни пули, — я обязательно стану священником. А если будет хоть одна пуля или маленькая рана, — тогда Тебя нету и смысла нету. Тогда всё очень просто». После этой молитвы я встал и пошел в казарму. И внутри я почувствовал мир. И у меня не было больше никакого страха, ничего. В тот же день, перед обедом, начинается тревога, и мы должны собираться и уезжать с территории Афганистана. Как я уже говорил, это было очень тяжело. Не хочу повторяться. Но, слава Богу, что нас нашли и вывезли из Афганистана. Мой полковник, с которым я жил вместе в каптёрке, — так и не вернулся домой. А когда я вернулся – живой, без единой раны, без единой пули, сразу понял, что моя жизнь – быть священником.

«…когда я вернулся – живой, без единой раны, без единой пули, сразу понял, что моя жизнь – быть священником»

13 сентября – никогда не забуду это число. Рано утром я приехал поездом из Москвы в Ригу. То, что я больше всего хотел – это исповедь. Решил, какой храм будет первым открыт, там я и сделаю свою первую исповедь. Интересно, что в 6 утра открывался польский храм и там служил один ксёндз, поляк и профессор в Духовной Семинарии. Я исповедался. И этот священник меня пригласил после Мессы прийти на завтрак. Но не забывайте, что я человек, который любит сделки. И я сказал, что если хочешь, чтобы я пришел к Тебе на затрак, то есть 2 сделки: первая, после завтрака Ты меня пустишь поиграть на органе, а вторая, Ты — профессор в Духовной Семинарии, помоги мне поступить туда. Он согласился. Только спросил меня, когда хочешь вступить в Семинарию? А я говорю: «Завтра». Я не хотел опоздать ни на одну минуту. Я знал, чего хочу и кем хочу быть.

Начав учиться в Духовной семинарии, я понял, что это и есть моё место в жизни. Меня рукоположили в священники и отправили служить в Курляндию, это часть Латвии, где католиков очень мало. Это католическая миссия. Приход очень маленький, маленький домик священника.

Однажды ко мне пришел один наркоман. Он просил о помощи… Я пригласил его на обед и дал ему возможность всё рассказать о наркомании. А в конце задал ему вопрос: Как я тебе могу помочь? А он сказал: «Только не выгоняй меня, оставь здесь. И не говори, что я должен молиться розарий и читать Святое Писание. Потому что все священники мне говорят, молись розарий, и не будешь больше наркоманом. А я молюсь розарий, а наркоманом так и остался..» Так он остался жить у меня. Потом еще 2 пацана пришли – еще один наркоман и один алкоголик…

«Для меня Меджугорье – это фундамент моей жизни»

Через какое-то время я получил одно старинное поместье и мы там сделали общину. Я не знал и не представлял себе, как это — жить в общине. Через 3 года после этого меня пригласили поехать в Меджугорье. И эта поездка изменила всю мою дальнейшую жизнь. До этого я всё делал с большим страхом, не представлял себе, как это жить в общине, как вместе делить свою жизнь с такими людьми… В Меджугорье, попав в общину «Ченаколо», я понял, что я не изобрёл второй велосипед – а такая практика жизни уже существует. И даже правила нашей жизни были почти такие же, как в Меджугорье. Видите, как Святой Дух всё вёл, несмотря даже на то, что я в то время ничего не знал о том, как жить в подобной общине.

Для меня Меджугорье – это фундамент моей жизни. И с тех пор я больше никогда не сомневался и не сомневаюсь в том, чего именно Бог ожидает от меня. Около 18-19 лет я каждый день молился и просил Бога, чтобы мой епископ позволил мне быть священником в общине (потому что до этого у меня было 11 маленьких приходов и община, которая находилась за 300 км от них). Дева Мария в Меджугорье услышала мои молитвы. И сегодня уже 3-й год, как я полностью отдал свою жизнь служению и жизни в общине в Брукне. Это супер место, где мы создаём много хороших проектов, открываем школы и т.д.

В конце, я хотел бы пригласить вас: открывайте своё сердце, открывайте. Самое главное, что нам нужно в жизни – это мир. Мир. В Меджугорье я обрёл его. Я уже не представляю себе ни года прожить без духовности Меджугорья, этого образа жизни, всего того, к чему нас приглашает Дева Мария в Меджугорье. Для меня это очень-очень важно. И очень важно также быть искренними, настоящими. Для меня – это большое призвание жить с молодежью, с наркоманами, алкоголиками, зависимыми от азартных игр, сейчас много и молодежи, которая не видит смысла, — им не достаточно только говорить что-то, они должны увидеть настоящую духовную жизнь.

«Открывайте своё сердце, открывайте. Самое главное, что нам нужно в жизни – это мир»

Я всегда буду благодарить Деву Марию, потому что после того, когда я первый раз приехал в Меджугорье, это было уже 23 года назад, я больше не тороплюсь и не беспокоюсь, я стал спокойным, потому что всё, что я делаю, я делаю вместе с Девой Марией и со Святым Духом.

И вас сегодня приглашаю: открывайте свое сердце и вы получите самое главное, а это – мир. Не мир вокруг, а мир внутри. И тогда вы всегда сможете понимать, что Бог хочет и чего от нас ожидает. Именно к этому нас и ведёт Дева Мария в Меджугорье. Аминь. Слава Иисусу Христу!»

О.Андрей, Латвия

Благодарим за фото: Янис Албатс

Download PDF