Я понял, что Розарий является самым сильным оружием против всякого зла в этом мире

Привет. Меня зовут Андрей, мне 24 года. С самого детства я воспитывался в христианском духе, за что бесконечно благодарен моим прекрасным родителям. В церковь я ходил каждое воскресенье, но исповедовался и причащался приблизительно два раза в год. Я любил слушать проповеди, а еще мне нравились девушки, которые пели в молодежном хоре. Родители никогда не указывали, с кем мне общаться, и я сам выбирал себе друзей. Практически все они были заядлыми атеистами. Но при этом хорошими людьми, с добрым сердцем, ищущие правды. Порой они ругали Церковь (сколько зла она причинила, сколько у нее денег, какие там двуличные священники, и тому подобные, всем известные клише), но это не отвращало меня от дружбы с ними. Теперь я знаю, что все было по воле Божьей, Который всегда вел меня Своим путем.

Через некоторых тогдашних «друзей», Он показал мне много разных ловушек и соблазнов этого мира, но от всего сохранил, проведя меня на безопасном расстоянии. Это происходило в довольно раннем возрасте и касалось наркотиков, алкоголя и беззаботного образа жизни. Однажды я чуть не погиб – это случилось, когда в меня врезалась машина. Не важно, чья это была вина. Важно, что водителю достался от меня искореженный капот и полностью выбитое лобовое стекло. При этом все, включая меня, чудом остались живы. За секунду до столкновения я отскочил в сторону (точно помню, что не я сам сообразил это сделать). Позднее доктор сказал мне, что не отскочи я тогда, был бы сейчас без ног. Что-то во мне сломалось, я решил бороться против зла в этом мире собственными усилиями. Но мое стремление бороться с несправедливостью и насилием тем же оружием и участием в драках «против расизма и фашизма» не имело смысла. Теперь я знаю, что Бог хранил меня, чтобы со мной не произошло ничего действительно страшного. Не только со мной, но и с теми, кто был «по ту сторону баррикад». Кроме пары синяков и ссадин, никаких серьезных ранений у нас не было.

…Теперь я знаю, что Она — Матерь покоя, и никого не осуждает… для Нее важен лично каждый человек. Важны наши личные отношения с Ней и с Иисусом Христом…

Прошло несколько лет, я стал умнее и продолжал искать правду. Подробно изучив другие религиозные и философские учения, такие как ислам, индуизм с Хари-Кришной и другие, испытав все это на себе, я тем не менее утвердился в своей вере в Господа Иисуса. Когда я учился в ВУЗе, я познакомился с девушкой, — теперь уже моей невестой, а через несколько дней она станет моей женой, — практикущей христианкой, которая привела меня к Богу. Именно благодаря ей мне открылось Его истинное лицо. Точнее, Бог дал мне невероятную милость, явив мне Себя, а в качестве бонуса я получил живого ангела, исполненного Духа Святого (невесту). Это она предложила поехать в Меджгорье, чтобы мы попросили о благодати для нашего будущего супружества. Почему бы и нет?

Перед поездкой в Меджугорье меня не связывало ничего личного ни с Девой Марией, ни с Розарием. Для меня это было лишь частью учения Церкви, не более того. Я говорил себе: если бы этот Розарий не был таким длинным, или — если бы там было хотя бы побольше остановок на «Отче наш», наверное, было бы лучше. Я ехал с некоторым недоверием, потому что много чего слышал о Меджугорье (что это место еще не получило эмприматур (подтверждение от Церкви), что не возникает ли там новый культ, в котором есть отклонение от первенства в почитании Святой Троицы и т.п. – все, что можно найти в интернете). Но я ехал туда с открытым сердцем.

Первый раз мы приехали на Младифест. На третий день фестиваля мне стало плохо, у меня началась сильная мигрень. Меня тошнило, болела голова, но я почувствовал сильнейшую необходимость пойти на гору Подбрдо. Невеста уверяла, что мне лучше остаться дома, а не носиться в жару по горам. Но я ее уговорил пойти хотя бы к Голубому кресту, что стоит у подножия горы.

…Молясь Розарий, я понял, что он является самым сильным оружием против всякого зла в этом мире. Если в молитве Розария мы предадим Деве Марии все то, что нас беспокоит и причиняет страдания, Она обнимет это и принесет Иисусу Христу, к Его стопам…

На полпути к Подбрдо мне стало очень плохо, вдобавок меня тошнило, но я почуствовал вдруг, что нужно молиться Розарий. В самом начале молитвы я заплакал. И я плакал всю дорогу во время подъема к статуе Девы Марии. Я не мог это остановить, как ни пытался, и не мог думать ни о чем другом, кроме как о молитве. Я плакал оттого, что нас так сильно любит Дева Мария – Ее послание о любви я слышал когда-то, но не придавал этому значения. Я чувствовал Ее огромную любовь. Я ничего не видел, только ощущал сильнейший прилив любви, благодати и покоя. Мне открывались истины, которые я воспринимаю как нечто абсолютное, как некоторую незыблемую правду, нечто постоянное и неизменное, как то, что 2х2=4 и никогда не будет 5, но только та правда неизмеримо больше этой.

Во время молитвы Розария на Подбрдо я пережил нечто необыкновенное: я понял, сколь сильно любит нас Дева Мария! Каждого абсолютно одинаково. Она любит всех людей на этой земле невероятно сильной любовью. Молясь Розарий, я понял, что он является самым сильным оружием против всякого зла в этом мире. Если в молитве Розария мы предадим Деве Марии все то, что нас беспокоит и причиняет страдания, Она обнимнет это и принесет Иисусу Христу, к Его стопам. Вот так сильно я тогда почувствовал и пережил это.

Я был как бы объят совершенным покоем, и всякое зло, и все страдания, которые я нес в себе, уже были не во мне, но в объятиях Марии. Теперь я знаю, что Она — Матерь покоя, и никого не осуждает. Я-то часто могу осудить человека и вообще судить о людях, что является аморльным, а что нет. Но для Нее важен лично каждый человек. Важны наши личные отношения с Ней и с Иисусом Христом. С горы Подбрдо мы просто чудом попали прямо к Причастию, хотя, казалось, мы не успевали на Мессу, а после Причастия я почувствовал Божью любовь.

…Мы не должны быть самыми прекрасными, самыми лучшими, самыми праведными на свете. Бог нас любит такими, какие мы есть. И дает нам одинаковое количество любви… Имеет значение только то, насколько каждый открывает свое сердце…

Сразу же после причастия Святых Тайн меня заполнила невообразимая любовь и благодать. Я знаю, что это была лишь капля из океана любви. Во всем этом я уверен на 100%, а если бы было возможно, то и больше того. Но столько любви и благодати я еще никогда не ощущал! Были даже некоторые соматические проявления, такие, как боль в груди (но не неприятная), сердце выскакивало из груди, как будто огромная любовь придавливала меня к земле.

Я знаю, что в Евхаристии пребывает живой Иисус Христос. Это Живой Бог, Который дарует Себя нам, это Его Тело. Я ощущал невероятную благодать и любовь, проникавшие внутрь меня, и свое собственное бессилие. Я чувствовал себя таким недостойным и таким слабым. Я ощущал свою недостойность. Но при этом мне как бы было указано, что мы все достойны этого, абсолютно все. Это было самым сильным переживанием.

Мы не должны быть самыми прекрасными, самыми лучшими, самыми праведными на свете. Бог нас любит такими, какие мы есть. И дает нам одинаковое количество любви, дает каждому лично. Будь то разбойник или св. Отец Пио. Имеет значение только то, насколько каждый открывает свое сердце для Его любви. А любви было столько, что уже через какое-то время я стал просить, чтобы это закончилось, что я уже понял. Потому что если бы это продлилось чуть дольше, я бы не вынес этого. Бог услышал мою просьбу и потихоньку все стало затихать. Доброго и благословенного дня всем вам желаю!

Андрей, Словакия