ЕСЛИ ТЫ ЭТОГО ХОЧЕШЬ, ТО ИЗМЕНИ МЕНЯ

Свое призвание я ощутил в возрасте 23-х лет. Признаюсь, я никогда не думал, что когда-нибудь удостоюсь служить при алтаре Господнем, хотя и был на Первом Святом Причастии в семь лет. Случалось, что я посещал храм лишь изредка и принимал таинства весьма не регулярно. До 23 лет я никогда не прислуживал во время Мессы. Это было связано с одной записью, где говорилось, что у меня не все в порядке с религией. Мне было непросто попасть даже в гимназию. Обычно мы ходили в церковь с родителями, когда жили у бабушки в деревне, потому что в Банской Быстрице это было опасно. Только после падения коммунистического режима я снова стал регулярно ходить на Святую Мессу и каждый месяц на святую исповедь в своем родном городе.  
В церковь я попал благодаря своему первому знакомству с девушкой. Она спросила, католик ли я и пойдем ли мы вместе в церковь в воскресение? Я ответил согласием. Примерно через месяц она спросила, не пойду ли я на Святое Причастие, и я ответил, что лет 10 не был на исповеди и уже забыл, как это делается. «Так приготовься, - сказала она, - пойдешь в следующий раз». Священник который меня исповедовал, наложил на меня нечто вроде епитимии – ежемесячную исповедь в течение десяти месяцев. Я начал читать Святое Писание, молиться Литанию, и постепенно стало открываться мое сердце и заговорила моя совесть. Это было время великого благословения и созревания в вере и любви. В это же время я задумался о получении высшего образования. По складу мышления я – технарь, мой отец 27 лет преподавал в автошколе, я рос среди машин, и у меня были технические навыки. В то же время мама воспитала во мне такое качество, как чувствительность, и наверное благодаря ей, я принял такое решение «Я хочу служить человеку, а техника должна служить мне». В результате победила стоматология. Меня приняли в Брно, но после двух лет учебы, мне пришлось сделать перерыв на год. Тогда же я узнал, что не смогу дальше учиться в Брно, так как на стоматологию я поступил в 1992 году, еще во время существования  Чехословакии, а договор об обмене студентов в университетах был подписан после разделения, аж в 1997 году. Эта ситуация выбила меня из колеи - рушилась мечта всей моей жизни, и я начал молиться не только о благословении моей цели, но и познании Божьей воли. В том же году я начал каждый день молиться Розарий, сходил на исповедь за всю жизнь и регулярно совершал паломничество в Литмановоу. Божьим ответом стало продолжение медицинского образования в Мартине, но уже не в стоматологии, а в магистерском отделении младшего медперсонала. В первый год после перехода я ходил на Святую Мессу и искал среди верующих девушек свою будущую жену. Отношения с одной из них показались мне обнадеживающими. Это было самое счастливое время в моей жизни! Еще год назад я не учился и у меня никого не было. А после года молитвы Розария, сердце мое было полно любви, я получал образование, которое открывало передо мной будущее. Началась сессия, и на каникулах я совершил паломничество на праздник Пятидесятницы пешком из Банской Быстрицы на Старые Горы - это путь в 17 км, поблагодарить Господа за все дары, которые Он дал мне за этот год. Вернувшись домой, я прочитал из энциклики Иоанна Павла II Дам вам пастырей такие слова: «стремитесь к святости, и Бог, если будет на то Его воля, может призвать из святых ребят Своих священников». Это были живые слова, бьющие прямо в сердце. Но тогда оно еще не было готово к подобному вызову. Более того, я уже в течение двух месяцев носил в своем сердце чувство к красивой, верующей девушке. Как же быть с этим? В августе 1996 года я приехал на фестиваль молодежи в Меджугорье. Первые дни я постился на хлебе и воде и каждый день во время обеденного перерыва приходил на адорацию. Я просил, чтобы свет Божий просиял для меня. Но его не было. Из Меджугорья я уезжал с такой мыслью: «Господи, ты знаешь, что я никогда не хотел быть священником. Но если Ты этого хочешь, то измени меня в следующем году. Я буду посвящать Тебе один час в каждый из 365 дней и через год снова вернусь сюда и скажу тебе «да» или «нет», в зависимости от того, что Ты совершишь в моей жизни». Я стал молиться за свою семью, за мою супругу, за наших детей, работу – ежедневно в течение часа. Где-то после Рождества 1996 года я почувствовал, будто Господь говорит в моем сердце: «Все это Я могу дать тебе уже сейчас, но пожелай нечто большее». Я все еще не хотел священства, но пытался понять: что же ждет от меня Бог? Я начал молится так: «Боже, дай, чтобы я приносил плоды своей жизнью! Да не буду я сухой лозой, что не приносит плода». Эта молитва открывала мое сердце и готовила его для того, чтобы в августе 1997 года я здесь, в Меджугорье, сказал Господу свое «да». Тогда здесь же была и моя подруга. Когда я сказал ей, что не могу не ответить на Божье призвание, она думала, что это минутная слабость от той атмосферы всеобщей любви, что царила здесь, в Меджугорье, и что это пройдет. Я хотел получить высшее образование, потому что не хотел начинать что-то новое, не завершив начатого. Однако мой духовник сказал, что если я решился на священство, то не должен больше с ней встречаться, чтобы каждый видел, что она свободна. Через два года я поступил в семинарию, и после окончания епископ послал меня изучать теологию супружества и семьи в Папский институт супружества и семьи Иоанна Павла II в Латеранский университет в Риме. После возвращения я стал директором и духовным отцом епархиального и пасторального центра семьи в Банской Быстрице. Прошло ровно 10 лет с того дня, как я дал согласие Господу, и в душе я смеялся, что хотел иметь семью, а Господь дал мне большую семью, дал мне намного больше, чем я ожидал! Мария – это самая верная учительница! Сколько раз я убеждался в этом, встречаясь с теми  или иными трудностями, возникающими в современных семьях; когда не знал, как найти решение, если семье угрожают серьезные опасности. Приезжая в Меджугорье, я вновь вручаю свои руки Божьей Матери – с Ее помощью я способен приносить плоды и охранять тех, кто открыт служению новой жизни и воспитанию будущего поколения.

о. Марэк, Словакия